Нацбестовские рецензии - 18 (Лера Грант)

Нацбест нельзя было бы назвать толерантным конкурсом, если бы в списке не было бы ни одной «тематической» книги или хотя бы не был бы представлен хоть один «темный» автор. Книга писательницы и криминального корреспондента Леры Грант вышла в серии «Более другое» (Минск). Можно считать, что с этой позицией у Нацбеста все в порядке.

Те, кто думает, что в книге Леры Грант «Среда» (она обозначена автором просто как «проза») речь пойдет о взаимно разбитых женских сердцах, лицах и гитарах, пусть возьмут с полки другой пирожок или отправятся на «тематический» квартирник, где «девчонки» споют, вдарив по струнам, душераздирающие песни подобного содержания.

В центре книги – история отношений «мальчиков»: один – художник-аниматор, другой – прокурор. Странная, болезненная привязанность будущего прокурора к андрогину Фи началась еще в школе.

«Вся столовая смотрит на Фи. Еще бы. Ведь Фи – воплощение красоты и порочности. Пухлые губы, серые холодные глаза, светлые волосы, которые, когда Фи не двигается, красиво лежат на плечах, закрывают костлявые ключицы. У Фи очень тонкие, хрупкие запястья, с такими нельзя кататься на роликах…» Талантливый с детства Фи – сын богатого художника и модели. История их жизни и появления этого Фи на свет рассказывается изящным, каким-то летящим языком – и, невзирая на гламурно-трагический сюжет, пусть не вызывает сочувствия, но не вызывает и отторжения: зато замечаешь изящество слога. В стилистике Леры Грант много иронии и тонкого юмора, и очень точно передается особая стилистика и специфический «акцент» андрогинов (язык не поворачивается в рамках этой книги назвать их как-то иначе).

Гибель героя (Фи погибает) подается в прозе с такой степенью отстраненности, достоинства и такта, что не остается места для всяких пошлых сопереживаний и сочувствий. Версию «смерть героя» считаю лучшей в книге. Вернее, не саму смерть, а ее восприятие и принятие любящим. Чтобы вы не сомневались в силе этой любви, приведу такой пример. Главный герой не только любуется этим Фи и восхищается им как художником, а, представьте себе, стоит у гладильной доски и гладит ему шорты. Прокурор! Представляете? Можете ли вы представить, чтобы прокурор (!), какой бы он ни был влюбленный, гладил бы трусы – бабе!

К смертельно больному Алону приходит девушка-сиделка. Она журналистка. Действие закольцовывается, так как автор помещает во вторую часть книги криминальные хроники, написанные самой Грант в период работы в газете «Смена». Зачем изобилующие всякой «жестью» газетные статьи, которые очень хорошо читались бы во время поездки в поезде или электричке, издавать чуть ли не отдельной книжкой – не очень ясно. Можно разве что провести такую параллель, что сочувствовать жертвам чрезвычайных происшествий и прочих социальных коллизий также непросто, как и сопереживать персонажам повести. И те и другие – какая-то параллельная жизнь, наподобие голограмм, переданных космическими сигналами.

РЕЦЕНЗИЯ НА КНИГУ "БОЛЕЕ ДРУГОГО"
Криминальные «темы»
Лера Грант «Среда»

Администратор сайта
Те, кто создаёт ..

 

Создание сайтов и электронных магазинов - formatix.ru
Создание и поддержка сайта: formatix.ru
Работает на
CMS Drupal